Толкование на воскресное Евангелие

Суббота, 28.10.2017 00:08

аудио

«Религия православная — это не религия ума, это религия сердца»: воскресное евангельское чтение притчи о сеятеле. Наместник Святогорский о почве сердец человеческих, в свою меру воспринимающих семена слова Божия.

Проповедь архиепископа Арсения на воскресное евангельское чтение, 26 октября 2014 года

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Произнося эти слова призывания имени Пресвятой Троицы — во имя Отца, и Сына, и Святого Духа — в каждом храме Божием пастыри Церкви Христовой выходят сеять. Сеять слово Божие, сеять Заповеди Божии, как на ниве, на пастве Господней.

Именно сегодня так начинает свою притчу о сеятеле Господь Иисус Христос Своим ученикам, говоря: «Вышел сеятель сеять» (Лк. 8:5). И вот, бросая семена, одни семена упали на дороге, и эти семена потоптали, и птицы их поклевали, и они даже не дали и ростка. Не прозяб из них даже корень. Другие семена упали на каменистую землю, где небольшой слой был земли. Они вроде вскоре прозябли, взошли, но, не имея глубокого корня, во время засухи засохли и погибли. Упали и третьи семена среди терния, среди сорняков. И вот взошли эти тернии, сорняки, и заглушили ростки семян взошедших. И они тоже не принесли плода. И наконец, четвёртые семена упали на добрую, возделанную почву, и взошли, и выросли, и принесли плод сторичный. Во сто крат принесли плод эти семена. И, изъясняя притчу о сеятеле и о семенах, Господь раскрывает смысл сказанного Им Своим ученикам, а значит, и нам с вами.

Сеятель есть Господь Иисус Христос. Он сеет слово Божие. Сеет и через Евангелие, когда мы его читаем, через послания апостольские, сеет и через пастырей Церкви Христовой. Сеет и через святоотеческие творения, через учения святых отцов, книг которых мы сейчас имеем с избытком.

Образ семени, упавшего на дорогу

Но по-разному падает семя на разную почву, которую мы с вами из себя представляем. Первое семя упало при дороге. Упало на твёрдую, утоптанную землю, и потоптали это семя, и птицы его поклевали. Что это за дорога? Это тот широкий пространный путь, которым мы привыкли ходить в этой жизни, забывая обо всём духовном, махая рукой на своё духовное состояние, абсолютно безразлично к нему бывая и говоря: «Все так живут». Жизнь в беспечности. И вот как по большой дороге так вся толпа идёт народа, не обращая внимания на слово Божие. А если и начнут им что-либо говорить, — да хватит уже об этом! А если кто скажет о часе смертном, что к нему готовиться надо, что не забывать, что ты не вечен на этой земле — в отличие от наших дедов и прадедов, которые с молодости себе смертельное готовили и держали, памятуя даже внешне об этом о часе смертном — в наше время часто махают на это рукой: «Хватит об этом, ещё поживём, ещё повеселимся! Ещё надо пожить в своё удовольствие — что об этом разговаривать».

И хотя множество примеров в нашей жизни, когда рядом с нами живущие отнимаются и в молодых летах, и в средних летах, и не все доживают до старости, тем не менее, мы не хотим говорить об этом. Не хотим слышать о том, что Господь призывает нас к вечности, к вечному блаженству, к вечному нескончаемому бытию. А если и слышим какое-то слово Божие, то мы, братья и сестры, бываем просто окрадены демонами лукавыми, которые не хотят, чтобы мы его слушали. Например, по телевизору идут каналы «Спас», «Союз», на которых церковные передачи, на которых говорят пастыри, преподаватели семинарий и академий духовных, проповедуя, на которых говорят архиереи, где показывают службы богослужебные в храмах. Но очень редко кто смотрит — мы лучше переключим на новости, мы переключим на сериал, мы переключим на какие-то развлекательные программы, а то, может, там ещё и футбол идёт… Что мы будем смотреть о духовном — мы будем смотреть о том, что нас развлекает. И переключить заставляет часто нас враг нашего спасения, который не хочет, чтобы мы слышали слова веры, чтобы мы не слышали слова спасения, чтобы мы не приносили никакого плода и чтобы мы погибли.

У нас может множество книг стоять на полках, но мы часто берём в руки газеты и журналы, что там пишут узнать нам интересно, вместо того, чтобы взять какую-либо духовную литературу и с назиданием для себя что-либо прочитать. Это образ семени, упавшего на дорогу.

«Религия православная — это не религия ума, это религия сердца»: о каменносердечии

Есть и другое семя, которое упало на каменистую почву. Что это за каменистая почва, что это за камень, на который семя упало? Камень — это наше сердце. Если оно каменно, то мы можем умом и воспринимать слова какого-либо проповедника, особенно который хорошо и красноречиво говорит. Мы, бывает, всласть послушаем, как в своё время слушал Иоанна Предтечу царь Ирод. Есть такое в Священном Писании, что Ирод часто беседовал с Иоанном Предтечею и «всласть его послушал». Но сердце его было каменно. Умом он логические мысли воспринимал и хотелось ему слушать логический ход рассуждений великого праведника, но сердце его было каменно. Не воспринял он каменносердечием своим слов великого проповедника покаяния.

Вот так часто каменносердечие, братья и сестры, не даёт нам воспринять глубину и смысл слова Божия. Мы даже по поверхностности своей, некоторые из нас могут даже поступать в семинарию, даже идти в монастыри, потому что умом мы восприняли, что да, действительно, надо спасться. Но мы к этому сердце не приобщили. И часто бывает, юноша, заканчивая семинарию, выходит и не хочет рукополагаться во священника, потому что не воспитал он в сердце своём ни любовь к Богу, ни любовь к людям, ни желание послужить этим людям самоотверженностью своею в деле их спасения. И часто, оканчивая семинарию, даже говорят: «Я рукополагаться не буду. Лучше я буду хорошим мирянином, чем плохим священником». Но это отговорка, потому что из такого каменносердечного человека и хорошего мирянина, в христианском смысле, не получается, к сожалению.

Так и в монастырь некоторые приходят, рассуждая, прочитавши святых отцов и умом воспринявши истинность слов. Но когда приходят в монастырь, а монастырь — это, оказывается, подвиг, самоотвержение, самопожертвование. Монастырь — это то место, где надо совершать подвиг покаяния. Как однажды сказал один благотворитель, приезжая, очень мудрые слова. Он однажды сказал братьям, которые подошли с ним поздороваться: «Братья, как вам трудно». И братия сказали: «Да нет, ну чего ж нам трудно. Мы в монастыре, слава Богу, в миру тяжелей бывает». А он сказал очень мудрые слова: «Нет, братья, вам труднее, потому что вам надо за чужие грехи Богу молиться и своих при этом не приобрести».

Очень мудрые слова, в которых глубинное понимание смысла монашества — это борение с самим собою, это отвержение, изгнание из сердца страстей, пороков, грязи греховной и насаждение там добродетели и жизни по заповеди Божией. И когда человек поверхностно приходит в монастырь, рассуждая, сердцем сокрушенным и смиренным не воспринимая учения святых отцов, а только умом рассуждая при этом, то часто толку потом не бывает. Этот человек ломается и уходит даже из монастыря, и начинает говорить, что всё там не так, и всё не то, и всё неправильно, и все не такие, как у святых отцов написано.

А всего-то лишь надо было спрашивать не с других, а с самого себя. Не поверхностно читать святых отцов, а сердцем их воспринимать. Вот почему и говорят святые отцы, что религия православная — это не религия ума, это религия сердца. И Господь говорит: Сыне, дай Мне твоё сердце (см. Притч. 23:26). И в другом месте говорит: Многие говорят Мне: Господи, Господи. Но сердце их далече отстоит от Меня, всуе, то есть напрасно, чтут Меня (см. Мф. 7:22, Мф. 15:8).

Так и мы видим, братья и сестры, как в наше время, и в старые времена так было, когда люди, вроде внешне исповедуя Православие и называя себя христианами, творят дела, которые и безбожники не творили: убивают друг друга, грабят, обливают грязью, клевещут и прочее, и прочее. Потому что поверхностно они восприняли христианство. И, как правило, таковое христианство в моменты искушений или гонений на веру, или в моменты внутренних человеческих каких-то искушений, или в моменты каких-то сложностей жизни, как не имеющее глубины сердечной, таковое христианство, не имея корня, скоро усыхает и не приносит никакого плода, и не служит услышанное слово для спасения самого человека.

О терниях: причины заглушения в нас семени слова Божия

И третье семя упало, как говорит Христос, в тернии, в сорняки. И вот взошли эти тернии, взошли эти сорняки, забили всходы добрые, и оно не принесло никакого плода, оно погибло. Это так часто бывает в повседневной нашей жизни, братья и сестры, когда мы удовольствиями, желанием власти, чувственных наслаждений забываем о Боге и Его Святом Учении. Когда мы стремимся к благам земным, когда мы увлекаемся даже стремлением к научным познаниям, забывая при этом Бога, всего себя посвящая науке или искусству, какому-либо культурному наследию посвящая развитие, забывая при этом Бога.

Всё это, братья и сестры, тоже является причиной заглушения в нас семени слова Божия. В своё время премудрый царь Соломон, который у Бога просил премудрости, и эта премудрость была ему дарована, в конце жизни он говорит: «Суета сует, всё суета! — и добавляет: — И премудрость тоже суета». Когда человек даже научными знаниями занимается и при этом забывает о своей душе, когда человек стяжает, стремится богатство всё больше и больше: дом построил — хочу больше дом; есть средства — приобрету дом себе там, в Крыму, за границей; каких-то машин, не одну, чтобы передвигаться — пускай у меня автопарк будет… и прочее, прочее, забывая о том, что у гроба карманов нет, и как пришёл ты наг, человек, в этот мир, ничего не имея, так и уйдёшь из этого мира.

Но этот мир — школа. И что ты из этой школы вынес? Если только внешнее, мирское богатство, если ты только земное приобретение или развил ум свой до состояния академика, но при этом ты остался горд, ты остался бесчувственный к чужой беде, если ты никогда не молился за своих родителей почивших и не раздавал за них милостыню, если ты детей своих не воспитал по заповедям Божиим, и они в старости тебе только скорби потом принесут, воспитанные вроде в роскоши и в богатстве, которое стяжали отец с матерью, и они разбалованы, изнежены, эгоистичны — они потом только слёзы своим родителям приносят; что толку, что ты, забывши Бога, но приобретши всё мирское, какой толк ты для души своей, какое добро сделал? Ведь недаром говорит Священное Писание: «Если весь мир человек приобрящет, но душу свою отщетит (то есть сделает её тщетной, пустой, ничего не стяжавшей), какую измену даст человек за душу свою?» (Мф. 16:26).

И часто человек в конце жизни видит бессмысленность этих прожитых лет. В беспечности, в неудержной погоне за земными славой, властью, честью, богатством… Например, Бельгия — страна в Западной Европе, которая считается самой высокой по материальному уровню жизни. Самое высокое благосостояние в этом государстве. Но что самое интересное, в этом государстве самый большой процент самоубийств. То есть люди, живя богато, беспечно, эгоистично, в конце видят, что живут-то они бессмысленно. Они не видят даже смысла жизни и поэтому накладывают на себя руки, считая: да какой смысл жить дальше, если жизнь пуста и бессмысленна.

О семенах, падающих на добрую почву

И наконец, братья и сестры, семена, падающие на добрую почву. Вот упали они на добрую почву, взошли, возросли и принесли плод сторичный — во сто крат. Это как раз те люди, которые, входя в храм Божий, не только ушами слышат, что в нём говорится, но облекают то, что услышали и охватили разумом своим, дарованным им Богом. Они впускают это в сердце своё, облекают это в чувство в чувство покаяния, смирения, искание единого еже есть на потребу  — искание спасения.

Эти люди, братья и сестры, стараются и ближнему служить, и ближнему помочь, и в годину чужого бедствия не остаются равнодушными. И когда чужая беда таковые люди плачут. И когда даже сосед их умирает, они записку с его именем несут в храм, чтобы помолиться за него, потому что они не безразличны к его судьбе. И когда случается какая беда у их соседки, то они говорят, сами испытавши на практике, видя её беду, видя её такое уныние, до отчаяния доходящее: «Пойдём в храм Божий, потому что ни один человек тебя не сможет утешить. И только Бог, Источник всякого утешения, может подать тебе полноту утешения». И они приводят этого человека в храм. И своею любовью, своими молитвами о том человеке делают, что и к этой скорбящей душе Господь снисходит Своей благодатью, утешает её и наставляет её, и часто жизнь переворачивает, из тьмы уныния и отчаяния делая её светлой.

Я вспоминаю рабу Божию Нину из нашего села, у которой во время родов умерла дочь. И она находилась в таком отчаянии, что ближние думали, что она с ума сойдёт, тронется рассудком, так она кричала каждый день о своей дочери. И вот её родная сестра, верующий человек, Мария Тимофеевна, вместе со своим супругом сказали: «Нина, поехали в Святые Горы». И они эту скорбящую мать, такую в унынии в тяжелейшем находящуюся, в отчаянии, привезли сюда. Господь её тут так утешил, что она сейчас сама является утешением для других: она ходит, Псалтыри по покойным читает в нашем селе, поёт на клиросе в храме. Тот батюшка, который услышал её исповедь здесь, в Святых Горах, несмотря на то, что их разделяет расстояние, она всегда за него молится, и называет его своим духовником, потому что то слово Божественного утешения, которое он капнул ей на её болезненное материнское сердце, та капля слова Божия, капнувшая на её живое сердце, принесли в её жизни плод сторичный.

«Как мы можем возделывать почву своей души и своего сердца, и своего разума? — Стремлением, братья и сестры, жить по-Божьему»

Так и мы, братья и сестры, стоящие в храме, разную почву из себя представляем. Но мы должны возделывать свою почву — почву своего сердца и своей бессмертной души, чтобы слово Божие, которое сеется в храме Божием, падало на добрую землю. Как мы можем возделывать почву своей души и своего сердца, и своего разума? — Стремлением, братья и сестры, жить по-Божьему. То есть мы должны исторгать всякое зло из своего сердца, всякий грех исповедовать и стремиться, чтобы он не повторялся. При этом стремиться насаждать добрые мысли, добрые чувства, желание помогать ближним нашим, желание прощать, желание любить, желание хранить сердце в чистоте, исповедуя греховные свои навыки и своё греховное состояние на Таинстве Исповеди, где Господь благодатью Своею очищает наши души от всякой грязи, от всяких сорняков.

Мы должны, братья и сестры, понуждать себя и молиться, и ходить в храм Божий. А как же? Кому Церковь не Мать, тому и Бог не Отец. И многие из нас, с живым сердцем пришедшие в храмы Божии, поисповедовавшиеся от искреннего покаянного сердца, они чувствуют, как они будто камень с души сбросили, как тяжкий груз, который их давил. И само состояние уныния, отчаяния какого-то, пустоты, помрачения, оно исчезает, оно отходит, хочется весь мир обнять, весь мир любить, все кажутся светлыми и хорошими, а в себе видишь только греховность, которую надо исправлять. И сами слёзы покаяния, которыми человек оплакивает свою греховность, они сладостны. Они у святых отцов так называются — «сладостные слёзы покаяния». Когда человек, каясь, о грехах своих плачет, то такое чувство, что «плакал бы и день, и ночь», как говорится в Священном Писании. И лишних слов не хочется говорить, и в пустых беседах не хочется участвовать, а всё хочется как-то с Богом беседовать в молитве.

«Падшие слова соответствуют нашему падшему состоянию — и ум воспринимает то, что ему свойственно»

Господь заключает Свою притчу сегодня словами: «Имеющий уши слышати, да слышит» (Лк. 8:15). У каждого из нас есть слух. Мы всяко можем слушать: понравившуюся нам музыку мы можем долго слушать, можем слушать долго песнопения какие-либо или песни. Мы можем слушать, братья и сестры, тратя время, и пустое что-то. Как часто бывает в новогоднюю ночь, всю ночь сидят у телевизора, слушают «Голубой огонёк», чтобы утром потом друг другу сказать: «Ну и плохой же был в этом году «Голубой огонёк»!». Но, тем не менее, всю ночь сидят, ночью не спят, чтобы «Голубой огонёк» этот посмотреть. Чтобы сидеть, слушать, что там говорят, и что там поют, и о чём там скоморохи шутят. А в церковь такого палкой не загонишь даже днём. Там он ночью сидит, ест, пьёт и этот «Огонёк» смотрит, а тут днём, с утра проснувшись, не хочет в храм пойти. Не хочет почитать что-то душеполезное.

Вот так мы, братья и сестры, впустую время тратим. Имеющие слух, как будто не слышат! Потому что не хотим слушать. Мы хотим слушать политиков, новости, развлекательные передачи, концерты, что-то либо ещё. И причём как мы слушаем внимательно! Часто бывает, идёт какой-то фильм, и кто-то начинает разговаривать — тихо-тихо, тихо! Что он там сказал? Что там сказала Марьяна или что там в Санта-Барбаре какой-то Леонтий… что там он сказал? А потом приходят ещё и друг другу рассказывают в магазине или на остановках: а Леонтий вот то-то сказал, а Изаура там то-то сказала или что-то… — друг другу пересказывают, то есть запоминают.

Я братья и сестры, глубоко сомневаюсь, что кто-то, большинство из вас, придя домой, будут рассказывать то, что они в церкви слушали. То, что они слышали Евангелие, что там батюшка или архиерей говорил на проповеди… Я сомневаюсь, что многие из вас, придя домой, будут пересказывать слово в слово то, что вам сегодня говорилось в храме Божием. Но, тем не менее, анекдот мы перескажем друг другу. И так, даже один раз его услышим, а через 10 лет его вспомним и слово в слово повторим. Почему? Потому что эти падшие слова соответствуют нашему падшему состоянию, падшему уму, падшим сердечным чувствам — и ум воспринимает то, что ему свойственно, сердце воспринимает то, что ему свойственно.

Псалтырь — всего лишь 150 псалмов — читается на каждой службе. Казалось бы, ну все ходящие в храм и читающие Псалтырь, даже братия у нас, неусыпаемую Псалтырь мы читаем, должны наизусть Псалтырь знать. Нет, не знаем. Но чью-то цитату, чей-то анекдот сказанный, слова какого-либо политика — слово в слово повторим, потому что восприняли его и умом, и сердцем, и всем нашим падшим состоянием, и оно нашему состоянию соответствует, поэтому легко так усваивается и легко и передаётся.

«Жизнь свою сообразовывающий со словом Божиим подобен доброй почве»

Поэтому воспитывайте в себе, братья и сестры, христианский ум, христианские чувства, христианскую душу стремлением слышать слово Божие и хранить это слово Божие. Недаром сегодня в Евангелии и говорятся слова, в Евангелии, посвящённом Божией Матери: «Блаженни слышащие слово Божие и хранящие его» (Лк. 11:27‒28) — хранящие слово Божие в уме, сердце, чувствах, в делах своих. Жизнь свою сообразовывающий со словом Божиим подобен доброй почве.

Так кем мы с вами будем? Утоптанной дорогой, на которой бесы воруют, как птицы, семена посеянные, — этой широкой дорогой мира сего? Будем ли каменносердечны мы, только умом воспринимая что-то, что говорят, будем ли мы с вами бурьянами, от которых и пользы — только что сжать их и сжечь, то ли будем мы доброй почвой, приносящей плод сторичный? Ведь посмотрите на стены храма. Мы видим иконы Божии, иконы святых угодников Божиих. Это как раз те угодники Божии, которые были доброй землёю для слова Божия.

Вспоминаем житие Серафима Саровского. Разве он не принёс плод сторичный жизнью своей? Восприняв слово Божие и умом, и сердцем, он действительно во сто крат плоды принёс. И до сих пор читающие житие его, припадающие к его святым мощам и иконам, — сколько людей спасается примером его жизни!

Посмотрите на чудотворную икону Божией Матери, Которая когда-то сказала слова: «Се, раба Господня: буди Мне по словеси твоему» (Лк. 1:38), — архангелу произнесла слова. И как в Писании, когда Она слышала слова Симеона Богоприимца, когда Она слышала словеса, как говорит евангелист, «слова сии Она слагала в сердце Своем».

И вот мы видим множество чудотворных икон. За честь принести чудотворную икону мы считаем… Любой город, любое село, если приносится туда святыня — чудотворный образ, тысячи народа собираются! Вспомните, когда принесли Плащаницу чудотворную из Иерусалима… До 60 тысяч народа за двое суток — день и ночь стояли люди по восемь часов в очереди… Но люди день и ночь стояли, молясь Божией Матери — двое суток не спали — до 60 тысяч народа пришло к Её образу приложиться только. Посмотрите, Она одна пожила свято, добрую почву сердца Своего стяжав и слово Божие сохранивши — сколько людей через Неё спасаются!

«Мы тоже можем послужить своим детям, своим внукам, окружающим в деле стяжания христианского образа жизни»

Да и мы, братья и сестры, спасаемся благодаря тому, что у нас был пример доброго христианского возделанного сердца в наших семьях — это матери наши, бабушки наши, соседки наши верующие, отцы наши, деды наши, добрые пастыри, духовники, которые привели нас к Богу и словом своим сделали нас верующими, и наставлениями своими отвратили нас от греха и наставили на добродетель. Или хотя бы дали понимание, что такое плохо, что хорошо, что есть грех, что добродетель. Ведь тоже, братья и сестры, ведь таких добрых примеров, таких добрых полей засеянных сколько было в нашей жизни! Благодаря им, что они принесли сторичный плод, мы являемся тоже плодом их проповеди, плодом их наставлений, плодом примера их жизни, которую они дали нам.

Но ведь не только святые, не только наши матери в нашей жизни могли послужить нам своей жизнью. И мы тоже можем послужить своим детям, своим внукам, окружающим в деле стяжания христианского образа жизни. Не внешнего исполнения каких-то обрядов: поставить свечу, поцеловать икону — внутреннего, жертвенного, с самоотречением жительства по Боге. Жизни, которая связана с Богом и с блаженной вечностью нескончаемой, к которой нас Господь призывает через Евангелие.

И вот Господь сегодня сеял здесь, на поле этого храма. Сеял, когда отец Епифаний читал слова Евангелия, сеял, когда я, грешный, говорил слово проповеди — напоминание о христианской высоте жительства не только вам, но и самому себе, напоминая, какие мы должны быть, и какой я должен быть…

«Безбожие делает человека хуже зверя. Безбожие — когда нет Бога внутри человека»

Сегодня, братья и сестры, и богослужение будет ещё продолжаться сейчас, и слова молитв — это тоже добрые семена, которые мы ухом ли только услышим, что в одно влетело, в другое вылетело и вышли так же пустыми из храма, или сердцем мы услышим и сердцем помолимся Богу и о наших бессмертных душах, и о наших детях, о нашей бессмертной Матери-Церкви, о нашем многострадальном Отечестве, о том безумии, которое сегодня творит человек в нашем Отечестве, отлучившись от Бога.

Именно безбожие делает человека хуже зверя. Безбожие — когда нет Бога внутри человека. Не внешний факт его принадлежности, что он через Таинство Крещения является членом Церкви, но его сердечное состояние, его разум, который рассуждает дела и слова его в соответствии с заповедями Божьими. Если человек перестаёт по-Божьему мыслить, не сравнивает мысли и чувства свои с заповедями Господними, если сердечное чувство доброе изгоняет, а насаждает клевету, ненависть, злобу, зависть, готовую потоком грязи вылиться на ближнего потом, то, братья и сестры, как это страшно… И сейчас мы видим плоды безбожия. Плоды, когда то, что сейчас творят — убивают, грабят, рушат — это всё как раз вот эта беспечность, когда рукой махали матери и отцы, воспитывая детей своих, говоря: «А, все так живут, и мы так проживём». И в результате вот такое воспиталось.

Поэтому мы должны понимать всю ответственность, возложенную на нас. «Блаженни слышащие слово Божие…», — но не только слышащие: «Блаженни слышащие слово Божие и хранящие его» (Лк. 11:28). Тот, кто сохраняет в сердце своём, подобно Божией Матери, празднование в честь образа Иверской, который мы сегодня празднуем. Мы молимся Царице Небесной, Пресвятой Владычице нашей Богородице. Скольких Она людей отвратила от греха, скольких людей Она переменила со злого на доброго человека? Часто из бандита, из разбойника, по благодати Божией, молитвами Своими раба Божия соделала.

«Бытие, к которому человек призван, оно блаженно»

Да и нас всех Она до сих пор вымаливает. И вот в сегодняшний день с молитвами Божией Матери принесём и наши искренние, сердечные молитвы и задумаемся о том, ради чего мы живём, чтобы не было, как в Бельгии — всё у нас есть, да только жизнь без смысла. А смысл жизни тогда есть, когда человек понимает, что он не 70, не 80 лет живёт, а что он живёт вечно и ему Господь может даровать пространство вечности Небесного Своего Царства, и может с Богом соцарствовать, с ангельскими силами и со святыми. Может, он встретится там со своими близкими, которые уже почили и которые в Бозе пожили со своими матерями, со своими благочестивыми предками. Если человек понимает, что смысл жизни заключается не только в границах 70 или 80-летнего образа земной жизни, а жизнь — она более пространна. Она вечна. Она нескончаема. Бытие, к которому человек призван, оно блаженно.

Но для того, братья и сестры, чтобы так было, чтобы мы наследовали эту вечность, нескончаемое бытие, мы должны здесь, на земле, пожить с Богом, сопрягая эту жизнь, чтобы перейти к Богу в вечность. А Церковь Божия — это училище благочестия, где мы учимся, как надо жить. И учатся в этой Церкви не только миряне, но и патриархи, и архиереи, и священники, которые и сами для себя, неся слово Божие людям, назидаются этим словом Божиим, напоминая самим себе каковыми должны быть в смысле высокого звания «христианин» — то есть «последователь Христа», то есть «последователь Бога», наследник вечности. И таковыми, дай нам, милосердный Господи, по молитвам Твоей Пречистой Матери и всех святых быть, живя не лицемерно, а искренне и преданно пред Богом, аминь!

Проповедь архиепископа Арсения в Неделю 20-ю по Пятидесятнице и на праздник Иверской иконы Божией Матери. 26 октября 2014 г.

посетило (344) человек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *