Слово архим. Арсения (Яковенко), произнесённое 5 декабря 2005 г. в Успенском соборе Святогорской Лавры за вечерним богослужением при наречении во епископа Святогорского


Ваше Блаженство! Ваши Преосвященства, всечестные архипастыри Церкви Христовой!

Сегодняшний день с трепетом и волнением я предстою перед вами накануне дня моей Пятидесятницы, ожидая воспринять великую благодать архиерейства от Духа Святаго чрез возложение ваших святительских рук.

Дерзаю приступить к сему великому таинству не с самонадеянностью, а с сокрушением сердечным, видя свое недостоинство и недостаточество для восприятия сугубой благодати Божией, призывающей меня, неключимого раба, к высокой степени служения архиерейского. Приступить к сему таинству, восприятия которого трепетали и избегали святые отцы, и приняв его с благоговением несли мужи святые, светильники, столпы Церкви Христовой, побуждает меня Господь Своей Любовью ко мне, грешному, и Всеблагий Его Промысл о мне, недостойном, оживляя в моем сердце ответную любовь к моему Создателю и Промыслителю, побуждая согласием ответить на сладчайший Его глас, призывающий: «аще любиши Мя… паси овцы Моя» (Ин. 21, 16).

Взирая со стыдом на свою нерадивую жизнь, поражаюсь долготерпению Божию и преклоняю свой недоумевающий дух под десницу Господню, и повергаю себя в волю Божию – всепремудрую и всесовершенную, – памятуя слова Псалмопевца Давида, что «от Господа стопы человеческие исправляются» (Пс. 36, 23).

Оборачиваясь на прожитую жизнь и обозревая ее, вижу очами веры знамения Промысла Божия на мне грешном. С момента рождения, с младенческих пелен, я был незаслуженно осыпан от Бога многими дарами Его благости.

Жизнью своею я обязан своей матери, которая во время трудных родов готова была пожертвовать своей жизнью, лишь бы я был жив. С младенчества я чувствовал зов Божий в своей душе, который еще при появлении моем на свет устами врача, сказавшего «поп родился», знаменовал мое будущее служение Церкви.

Я благодарен своим родителям, которые, воспитывая меня, преподавали мне уроки нравственности не только на словах, но и на примерах своей труженической жизни. Я не имел счастья часто бывать в храме Божием с младенчества, так как вырос в селе, где церковь была закрыта и взорвана еще в 1931 году; но я видел примеры христианского благочестия среди своих односельчан, которые, несмотря на атеистическую агитацию, являлись истинными исповедниками Христовыми. Видя и зная о высылках на каторгу, имея примеры расстрелянных наших сельских священников – отца Василия, отца Никиты, отца Тихона, погибшего на каторге в Карелии, протодиакона Алексия Мазиева, – слыша угрозы о лишении родительских прав за религиозное воспитание детей, они собирались для пения псалмов, акафистов, чтения канонов, Псалтыри над умершими в сельских домах, находя среди многотрудной сельской жизни время для молитвенного общения с Богом. Навсегда в моей памяти останутся стопки тетрадей, в которые печатными буквами, имея два класса образования церковно-приходской школы, переписывала молитвы, Евангелие, акафисты моя бабушка, которые читала затем долгими зимними вечерами в уединении.

Неизгладимые впечатления в детской душе оставили рассказы о святыне пещерных Щатрищегорском и Дивногорском монастырях, расположенных недалеко от села, в пещерные храмы которых в нарочитые дни часто ходили или ездили односельчане, относясь к ним с сугубым благоговением. Еще мальчиком меня тянуло в эти пещеры на меловых кручах: пещеры эти являлись свидетелями подвигов многих поколений монашествующих. Посещая эти святыни, я впервые ощутил сладостное чувство молитвы и действие призывающей благодати Божией.

Рассказы бабушки о хождении пешком в Киево-Печерскую Лавру, Почаев и о находящихся там святынях, имея в роду своем ходивших в Иерусалим, я с восторгом слушал и о получении благодатного огня, и о нетленных мощах, и о стопочке Божией Матери, как о чем-то желанном, близком, дорогом.

Посещение в пятом классе со своим отцом соборов Московского Кремля, а через год посещение тогда еще отнятой у Церкви святыни – пещер Киево-Печерской Лавры – произвели на меня неоценимое воздействие, и благодать этих святых мест еще более утвердила во мне мечту посвятить жизнь свою служению Богу и Церкви.

Поступив по окончании школы в сельскохозяйственный институт города Воронежа, я, наконец, получил возможность часто посещать службы церковные, к которым, как к чистым источникам живой воды, стремилась моя жаждущая душа.

He оставлял Господь Своей милостью меня и во время службы в армии, которую я проходил недалеко от древнего города Гороховца Владимирской епархии, и где я встретился с ныне уже в Бозе почившим старцем протоиереем Вениамином, настоятелем никогда не закрывавшегося древнего храма Казанской иконы Божией Матери. Сам вид сего старца, прошедшего многолетнее горнило сталинских гонений и лагерей, внушал благоговение и заставлял прислушиваться к его советам. В то время, когда простому сельскому хлопцу самому по себе трудно было решиться исполнить на деле свои мечты о служении Церкви, отец Вениамин своим благодатным словом вывел меня на путь жизни церковной, сказав в ответ на мои дальнейшие жизненные планы, что их «ради Церкви бросить можно».

После окончания службы в армии я был принят псаломщиком в Покровский собор города Воронежа, где состоялась моя первая встреча и знакомство с человеком, которому я многим обязан в своей жизни, имевшего живой опыт общения с известными старцами-духовниками и плоды деятельной монашеской жизни, основание которой было положено в стенах Лавры преподобного Сергия. Этим человеком явился ныне здесь, в храме, присутствующий епископ Алипий, тогда еще архимандрит, настоятель Покровского собора. Из общения с ним я впервые задумался о монашестве и, хотя я не совсем еще проникся пониманием и стремлением к жизни монашеской, но в глубине души я почувствовал, что это то, чего моя душа искала, и к чему Господь вел меня через любовь к пещерам древних монастырей и к рассказам о паломничестве в древние обители.

Тогда же в келии отца Алипия я впервые познакомился с удивительным человеком – схиархимандритом Серафимом (Мирчук), служившим в с. Ожога Воронежско-Липецкой епархии, подтвердившим своим благословением совет Владыки Алипия на поступление в духовные школы Троице-Сергиевой Лавры. Жизнь в семинарии, в стенах «Великой келии преподобного Сергия», наставление преподавателей, общение с лаврской братией, участие в торжественных службах, слушание известных проповедников, прекрасных хоров, молитвенная тишина древнего Троицкого собора, святыня мощей великого Аввы Сергия, примеры веры и благочестия, история Русского Православия, застывшая в храмах и стенах Лавры – все это возымело на душу огромное впечатление и способствовало твердой решимости в избрании монашеского образа жизни.

Дальнейшее окончание семинарии и последующее за ним пострижение и рукоположение во иеромонахи, назначение на приходское служение в храмсвятых апостолов Петра и Павла в г. Красный Лиман дало прекрасную возможность познания глубин приходской жизни и возможность обогатиться общением с паствой, которую не только можно было поучать по долгу пастыря, но и многому учиться у них, как у людей, которые пережили тяжелый период гонений, сохранив верность Церкви и чистоту святого Православия. Многие из них, бывши духовно руководимы старцами, своей ревностью и живым примером благочестия могли безмолвно назидать меня, молодого пастыря.

Приняв как волю Божию перевод с приходского служения в число братии тогда только что открывшейся Святогорской обители, насчитывавшей всего восемь насельников, и оглядываясь на отрезок жизни, проведенный в этом святом месте, не кривя душой, осознаешь присутствие благодати Божией, которая отразилась в названии Святые Горы, помогающей нести труды по устроению святой обители в нелегкий начальный период становления монастыря. Огромную роль во внутреннем устроении обители и духовном настроении братии сыграли советы Владыки Алипия и старца схиархимандрита Серафима, дни общения с которым, до самой его кончины, были поистине наградой от Бога в наше скудное духоносными старцами время. Память хранит как драгоценные жемчужины слова его советов, а пример его отношения к учению Церкви, к храму, святыням, хозяйственной деятельности во многом нашел продолжение в жизни Святогорской Лавры.

Я благодарен Богу за то, что Он сподобил меня послужить возрождению столь великой святыни, быть орудием Промысла Божия в деле возобновления и устроения нашей обители, предсказанного за многие десятилетия святогорскими старцами, и участвовать в торжествах присвоения монастырю титула Лавры, которое совершилось благодаря во многом отеческой заботе, хлопотам и трудам правящего архипастыря Владыки Илариона, которого я искренне и глубоко уважаю за его неутомимость, самоотверженный труд, понимание, которое я всегда встречал как наместник при решении вопросов в деле управления святой обителью, за доверие ко мне, грешному, и за чистосердечное отношение не только к моему недостоинству, но и к братиям-насельникам.

Рассматривая как верующий человек и священник свой жизненный путь, во всем усматриваю водительство крепкой и любящей десницы Господней, приводящей меня из одного места в другое, поставляющей на моем пути те или иные события и обстоятельства, способствующие моему укреплению в делах веры, окружающей меня людьми духовными, общение с которыми несказанно способствовало духовному обогащению, я глубиной своего сердца осознаю актуальность слов Христовых: «Не вы Мене избрали, а Я избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод» (Ин. 15, 16). Стоя пред вратами Божественного милосердия и готовясь вступить в чреду продолжателей дела апостольского, слышу глубиной веры со страниц Священного Писания голос Христов: «Не бойся… ибо Я с тобою» (Иер. 1, 7–8).

Я благодарен Вам, Ваше Блаженство, всечестные архипастыри, за доверие ко мне, грешному, в деле избрания моего, как будущего епископа Церкви Христовой, за труд, который Вы понесли, путешествуя в нашу обитель. Мне дорого то, что Вы решили совершить хиротонию под сводами сего Успенского собора в стенах Святогорской Лавры, в которые при восстановлении вложены душа моя и сердце. Я искренне признателен, что при этом таинстве будут участвовать близкие моему сердцу архиереи, которым я многим обязан. Я осознаю, что это великая честь не только для меня, но и награда святой обители, благодаря чести которой наместник в ней поставляется в сане епископа.

Я утешаюсь от мысли, что вместе со мной переживает и волнуется единодушная братия, вместе с которой Господь судил мне нести труды по возрождению Святых Гор. Множество дорогих и близких мне по духу людей наполняют сегодня церковь, и душой своею я чувствую единство духа и их молитвенное участие в этот трепетный для моей души момент. И это для меня является еще одним из примеров незаслуженной мною милости Божией. Осознание этого еще более побуждает с величайшей ответственностью уготовлять себя к принятию великого дара благодати и переживать, «чтобы благодать Божия не тщетно была принята мною» (2 Кор. 6, 1).

Я повергаю ныне себя к Вашим святительским стопам, прося молитвенной поддержки моей скудости и недостаточеству, да восполнится она благодатию Божиею, «всегда немощная врачующею и оскудевающая восполняющею», чтобы, вооружившись силою Божиею, совершать служение по слову апостола: «…Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян. 20, 28).

Испрашивая Вашего благословения на предстоящий подвиг, прошу не оставлять меня в Ваших молитвах как будущего наименьшего собрата, решившегося восприять на себе иго архипастырского служения, со смирением принимая высокую честь епископства, на которую я ныне призываюсь Духом Святым чрез избрание Вашего Блаженства и собора архиереев и которое приемлю и нимало вопреки глаголю. Аминь.

посетило (78) человек