Основание монастыря


Зарождение христианства на территории южной окраины Слобожанщины
Летописные сказания и археологические исследования


ЗАРОЖДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА ТЕРРИТОРИИ ЮЖНОЙ ОКРАИНЫ СЛОБОЖАНЩИНЫ

Современные археологические раскопки, проводившиеся в Подонье и Подонцовье, подтверждают, что нижняя часть Дона, находившаяся под влиянием соседственной с ней Византией, была просвещена христианством уже в VIII – первой половине IX века.

На многих городищах, расположенных как неподалеку от Святых Гор, так и по течению Дона и Северского Донца, были найдены предметы быта VIII–IX вв., свидетельствующие о торговых и культурных связях населения с Крымом, Таманью, Кавказом и Поволжьем. Все это дает основание говорить о культурном, а значит, христианском влиянии этих центров на общий уклад и характер жизни славянских поселений здешнего региона.

Очагами распространения христианства на юге России явились греческие колонии. Благодаря христианам-грекам Православие распространилось в Древней Сарматии. Основанные в Сарматии епархии находились в церковной области Зихия, которая простиралась от устья Дона до Кавказа. Архиереи древнесарматских епархий неоднократно упоминаются в деяниях Цареградских соборов: в 519 г. епископ Фанагорский Иоанн, в 526 г. епископ Зихийский Дамиан, а Тмутараканская епархия, которая в Уставе Льва Мудрого титулуется уже архиепископиею, была наиболее близкой к территории Святых Гор.

Имеющиеся на сегодняшний день данные археологии дополняются Житиями святых и русскими летописями. В Житии святителя Николая Чудотворца свидетельствуется о благочестии христиан, живших в греческих селениях при устье реки Танаис (Дон), которые вскоре после кончины угодника Божия святителя Николая захотели плыть в Миры Ликийские, чтобы поклониться его мощам.

В VIII-м веке в Византии в Константинопольской Церкви вспыхнула иконоборческая ересь. Вследствие гонения от еретиков-иконоборцев многие православные убегали на окраины империи, скрываясь от мучителей. Тогда опустели все византийские монастыри, и иноки бежали в различные страны: в Южную Италию, Дунайскую Готию, в Крым и на Кавказ. Когда гонение усилилось, то православные иконопочитатели уходили по реке Дон и его притоку Северскому Донцу далее на север: в Хазарию, причерноморские степи. В тех местах, где иноки останавливались для жительства, ими были ископаны многочисленные пещеры, часть из которых сохраняется доныне.

В Воронежской области по берегам реки Дона можно встретить не только многие одиночные пещеры, но даже целые пещерные обители, такие как Шатрищегорский, Белогорский, Дивногорский и др. монастыри. В Донецкой области – Святогорский монастырь, Изюмские пещеры, пещеры в с. Сватово, Гороховатке, Серебрянке и многие другие отшельнические пещерки, расположенные по берегам реки Северского Донца.

«В течение VIII в. у Хазарского каганата, – писал составитель «Славянской энциклопедии» В. В. Богуславский, – сохранялись прочные отношения с Византией, что способствовало распространению христианства. Ей было разрешено создать на территории Хазарского каганата митрополию, в которую входило 7 епархий».

Подтверждение такого направления дальнейшего переселения православных иноков находится в заметке месяцеслова императора Василия (X в.). В этом документе сообщается о том, что в эпоху иконоборчества в числе прочих христиан и отшельников был лишен ноздрей и сослан в Херсон некто затворник Сосфенский (неизвестный по имени). Там его хотели умертвить, но он удалился в Хазарию (т. е. из Крыма на север), где и был епископом.

Житие преподобного Феодора Студита повествует нам о том, что в 796 г. «Херсонесские и Босфорские пресвитеры и иноки, услышавши о твердости святого Феодора и находившихся с ним иноков и об их страданиях, весьма о сем сожалели и, подражая им, стали также говорить о беззаконии царя (Константина VI) и противлении его Церкви, почему многие из них потерпели изгнание».

Ценные сведения о распространении в Хазарии христианской веры содержит Житие святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, просветителей Славянских, которое сообщает нам, что около 860 г. жившие среди подданных хазарского хана христиане, будучи сами не в силах посрамить умножившихся магометанских и еврейских проповедников, из ревности к христианской вере упросили своего кагана с вельможами послать за греческими мудрецами. Как более точно говорит древнее Житие святого Мефодия, архиепископа Моравского, «бяху тамо жидове, крестьянскую веру вельми хуляще». Хазарские послы были милостиво приняты греческим императором Михаилом, который по их просьбе послал для этого ответственного дела знаменитого своею ученостию святого Константина Философа с братом святым Мефодием. В Хазарии святой Константин имел многие прения с магометанскими, хазарскими и еврейскими проповедниками, происходившими в присутствии самого князя и вельмож. С Божиею помощью все противившиеся святым равноапостольным братьям были посрамлены, а силою своего слова они многих отвратили от заблуждения и утвердили в святой православной вере, так что даже сам князь с боярами уверовали во Христа и приняли святое крещение.

 ЛЕТОПИСНЫЕ СКАЗАНИЯ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Русские летописи свидетельствуют о существовании христианских поселений в Подонцовье в XI–XII веках. Ипатьевская летопись повествует, что в 1111 г. Великий князь Владимир Мономах организовал поход на половцев «к Донови». «Пройдя многие реки» князь Владимир Мономах на 6-й седмице Великого поста привел свои войска к первому сармато-аланскому городу на Залозном пути – Шарукани, находившемуся в половецкой земле. Вот как Ипатьевская летопись повествует об этом походе: «И князь Владимир пристави полки своя. едучи пред полком пети тропари и кондаки хреста честнаго и канун святой Богородицы. поехаша ко граду. вечеру сущю и в неделю выидоша из города и поклонишася князем Руським. и вынесоша рыбы и вино». Жители Шурукани, несмотря на половецкое подданство, были христиане. Это видно не только из того, что они не оказали пришедшим никакого сопротивления, но и из того, что для торжественной встречи русских князей шуруканцы вынесли традиционные великопостные блюда, разрешенные уставом Православной Церкви только в дни великих праздников. Воистину, для них, живших среди язычников-половцев, встретить в своем родном городе русскую дружину, состоявшую из единоверцев-христиан, было большим событием. Вопрос о местонахождении летописного города Шарукань исследователи считают до сих пор спорным. Но, несомненно то, что он находился недалеко от Святых Гор. На существование в это время (XII в.) на территории, примыкающей к Святым Горам, поселений, часть жителей которых исповедовала православную христианскую веру, указывает и современная археология.

Так, в ходе недавних раскопок у с. Ильичевка Краснолиманского района на городище «Зливки» было найдено древнее кладбище, на котором обнаружены погребения XI–XIII вв., совершенные по христианскому обряду: в гробах находились останки усопших с крестообразно сложенными на груди руками. Кроме того, были найдены остатки ткани с аппликациями в виде крестов.

В конце XIX века по всей территории Слобожанской Украины археология открыла древнейшие (X–XII вв.) следы христианства, истоки которого исследователи находят в Византии. «Если нельзя сказать, что здесь были города с монументальными христианскими памятниками, – писал протоиерей Петр (Фомин), – зато представляется несомненным существование здесь населения, исповедующего христианство и обставляющего свою бытовую жизнь христианскими символами».

Еще до недавнего времени считалось, что после нашествия Батыя большая часть степей Северного Причерноморья опустела и долгое время оставалась незаселенной, почему и стала

именоваться «Диким Полем». Однако по отношению к региону, окружающему Святые Горы, для XII – конца XIV веков этот термин не отражает действительности.

Как свидетельствуют материалы современных археологических исследований в районе Святых Гор в XIII–XIV веках существовал ряд мелких и несколько крупных поселений занимавших важное место в торговой и ремесленной жизни населения Северного Приазовья.

На городище («Царино» у с. Маяки в 15 км от Святогорской Лавры) одного из таких поселений археологи обнаружили могильник XIII–XIV веков, содержавший в том числе и христианские погребения. Здесь были найдены и некоторые предметы, принадлежавшие христианскому населению: шиферная иконка с изображением святителя Николая и 7-ми спящих отроков Ефесских (ок. XIV в.), медный позолоченный медальон с изображением святителя Николая, выполненный в технике перегородчатой эмали (XIII–XIV вв.), и другие. Последний, по мнению автора находки, мог принадлежать высшим слоям духовенства.

Сказать однозначно, о чем говорят христианские находки – являются ли они печальным свидетельством об угнанных в плен русских людях или, наоборот, свидетельствами о непрекращавшейся жизни местного православно-христианского населения, – на основании скудных пока данных археологии представляется затруднительным. Однако явное присутствие обретенных христианских религиозных символов XIII–XIV вв. заставляет полагать последнее: жизнедеятельность христианских поселений не прекратилась на землях, прилегающих к Святым Горам, и после монголо-татарского разорения.

Сохранившиеся исторические литературные памятники и сравнительный анализ архитектуры и традиций различных пещерных монастырей дают возможность относить возникновение обители к VIII – IX векам, а ее основателями считать византийских иноков-иконопочитателей с христианского Востока.

 

посетило (6507) человек