Открытие и восстановление обители 1992-2000 гг.


В ноябре 1991 года «Донецкий облисполком принял решение о передаче в собственность Донецкой епархии УПЦ [некоторых] сооружений бывшего Святогорского монастыря», на территории которого располагались санаторий им. Артема (позже санаторий «Святые Горы») и Славяногорский государственный историко-архитектурный заповедник. Ходатайством епископа Алипия (Погребняка)[1], возглавившего в середине осени 1991 года новообразованную Донецко-Славянскую епархию, власть имущие мужи приняли решение способствовать открытию обители во Святых Горах. И хотя до официального оформления принятого решения между Донецкой областной администрацией и Донецко-Славянской епархией пройдет еще несколько месяцев, однако само по себе это событие станет знаковым и многообещающим событием, свидетельствующим о начале иных, добрых отношений государства и Церкви.

19 января 1992 года, в праздник святого Богоявления, Владыка Алипий приезжал в г. Славяногорск. Пройдя через санаторий им. Артема, располагавшийся в стенах притихшей обители, он спустился к забеленной, местами в черных протоках реке и «на берегу Донца <…> совершил великое освящение воды».

В день Светлой Христовой Пасхи, приходившийся на 26 апреля 1992 года, Преосвященнейший Владыка вновь посетил Святые Горы. На этот раз его Преосвященство «служил [молебен] на паперти собора, где – по сообщению летописца – еще демонтировали свое оборудование санаторские служащие», уже начавшие подготовку к возвращению храма епархии.

Прошло еще немного времени, и совершилось дивное чудо Божие – возрождение Святых Гор. Год 1992-й стал судьбоносным в жизни обители. Как и предсказывали старцы, документы о передаче возобновленному монастырю Успенского собора и нескольких корпусов подписывал Преосвященнейший епископ Алипий (Погребняк). Таким образом, возрожденный Святогорский монастырь, получивший в свое пользование храм и несколько малых зданий, оказался расположенным в самом центре санатория лечебно-курортного типа и государственного заповедника. В то время обитель практически не имела ни денежных средств, ни материальных возможностей, ни каких-нибудь иных, особых, вспоможений и была так мала, что напоминала собою то евангельское зернышко, какое только-только насадили и окучили, и задача этого зернышка заключалась теперь в том, чтобы в дальнейшем мало-помалу окрепнуть и возрасти. Это и было монастырское зерно святогорского возрождения. Павши в землю Святогорья, оно, чтобы прорасти, требовало умелого попечения, большого труда и терпения. Бесспорным казалось и то, что до полного своего воскрешения в силе и красоте обители предстоял еще длинный и тяжелый путь. Начало этого пути и благословил Владыка Алипий.

«– Деточка, да еще придет время – Святогорские колокола зазвонят, а ты Святые Горы будешь открывать!» – всплывали в памяти слова предсказания, сказанные о возрождении Святогорья мальчику Василию Погребняку, будущему Владыке Алипию, преподобноисповедником Иоанном (Стрельцовым).

«– …Настало время, и мне пришлось, будучи Донецким епископом, в 1992 году первым подписывать документы о передаче возобновленному монастырю Успенского собора и нескольких корпусов. Необычное волнение испытывал я в тот момент, воспоминания о давних пророческих словах отца Иоанна заполнили мои мысли, и мне пришлось переждать несколько мгновений, прежде чем поставить на документах свою подпись».

1 июня 1992 года священник Свято-Николаевского храма, находящегося в поселке Ямполь Краснолиманского района, иерей Николай Лаврик – впоследствии первый наместник Святогорского мужского монастыря архимандрит Серафим[2] – получил благословение управляющего Донецко-Славянской епархией Владыки Алипия исполнять обязанности наместника возрождающейся обители. Такое благословение, по словам Владыки Алипия, было дано в видах возвращения и удержания Успенского собора (а в перспективе и всех прочих строений) его законным владельцем, то есть Русской Православной Церковью, на который пытались заявить права представители Украинской православной автокефальной церкви (УАПЦ). Медлить было нельзя, и назначение состоялось. Как позже вспоминал отец Серафим, первое время он не имел возможности в открытом монастыре ни где-нибудь остановиться, ни, тем более, переночевать. Требовалось немало времени и сил, чтобы существующее положение вещей сдвинуть с мертвой точки и начать приводить в согласие с подписанными документами об открытии обители, на голом месте постараться воссоздать, а затем упорядочить монастырский строй жизни, привнесенный в тот мир, который абсолютно был чужд монашескому духу и складу, организовать и утвердить хотя бы сносный для братии быт, а также наладить условия жизнедеятельности монастыря. Трудности были большие. Здравница Донбасса и славяногорский заповедник, владевшие всем пространством древней обители, просто не предусматривали размещение новоназначенного отца наместника и братии на «своем» пространстве.

Но время шло. Днем, 14 июля 1992 года, иерей Николай вновь приехал в обитель. Утром следующего дня он, протоиерей Иоанн Сингеев, священник из села Хрестище, иеромонах Силуан (Расулов) совершили на месте разрушенного храма в честь Ахтырской иконы Божией Матери молебен, а на могилке Иоанна Затворника панихиду.

В этот же день, 15 июля, по договоренности с администрациями санатория и заповедника, для поселения в Святых Горах прибыла в обитель первая братия. Ее число состояло всего лишь из 8-ми человек. С этого времени в обезображенном в годы лихолетия соборе Успения Божией Матери начались ежедневные уставные монастырские богослужения. Поэтому день 15 июля 1992 года в многолетней череде невероятно тяжелых, но радостных, незабываемых дней является первым днем духовного возрождения Святогорской обители. Так как именно тогда, летним июльским утром, на могиле Иоанна Затворника, и вечером, в соборе Успения Божией Матери после длительного перерыва в стенах открытого монастыря вновь зазвучала живая молитва, приносимая за Донецкий край, Святую Русь и весь Православный мир.

Первая литургия была совершена в Успенском соборе 20 августа 1992 года, в день памяти святителя Митрофана Воронежского, одного из трех святителей, которым посвящен левый придел храма.

Трудно было восьми человекам только что пришедшей братии налаживать быт и восстанавливать жизненный лад монастыря. По воспоминаниям архимандрита Арсения (Ванюшина), регента святогорского хора, часть первой братии поселилась в корпусе на хоздворе, в нескольких комнатах, предоставленных отцу наместнику и братии в сане, часть – в Успенском соборе, на месте Варваринского придела, разделенного на секции бетонными перекрытиями, на «втором этаже

– До осенних холодов, – рассказывал о первоначальных трудностях отец Арсений (Ванюшин), – братия ходила умываться, чистить зубы и мыть руки на Донец. Других условий в это время не было. Ну а мыться приходилось в душевых, которые предоставлял нам санаторий в пока еще «своих» корпусах…»

В восстановлении и духовном устроении Святогорского монастыря понес много трудов и дал много неоценимых духовных советов епископ Алипий, передавший новой братии духовное преемство от прежних святогорских насельников, у которых он в молодые годы духовно окормлялся и руководился, а также свой десятилетний опыт монастырской жизни в Троице-Сергиевой Лавре. Это знание монашеского быта и духовного устроения явилось значительным вкладом в дело установления уклада монашеской жизни – внешнего и внутреннего.

С 22 декабря 1992 г. до середины июля 1994 г. Донецко-Славянской епархией стал управлять епископ Ипполит (Хилько). За это время Владыка Ипполит не раз посещал Святые Горы с архипастырским визитом, возглавлял богослужения, общался с братией. При нем администрация санатория «Святые Горы» передала обители во временное пользование небольшой одноэтажный домик, находящийся близ пещерного храма преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. В этом домике, который работниками санатория принято было называть «финский» и в котором раньше функционировала местная метеостанция, теперь разместилась часть святогорской братии.

Тогда же, при епископе Ипполите, в Святогорскую обитель в самом начале мая 1993 года был определен иеромонах Арсений (Яковенко), священник красно-лиманского храма святых апостолов Петра и Павла, ставший через небольшое время благочинным монастыря, а впоследствии его следующим наместником.

Как бы ни была трудна жизнь первой братии, однако Господь никогда не оставлял богохранимую обитель на произвол судьбы: Милосердный Бог посылал и радостные события, утешавшие и ободрявшие святогорских насельников. Так, в бытность управления Донецко-Славянской епархией епископом Алипием, 4 октября 1992 года, в день памяти святителя Димитрия Ростовского, произошло большое и радостное событие, ставшее знаком благоволения Царицы Небесной к Святым Горам: крестным ходом была возвращена в обитель одна из великих святынь, находившихся в монастыре до его закрытия – чудотворная икона «Святогорской» Божией Матери, чудесно сохраненная в советское время благочестивыми людьми.

Последний отрезок пути (Славянск – Святые Горы), расстоянием около 30 километров, более девяти часов крестный ход шел пешком. Икону, поставленную на носилки, все это время на своих плечах несли священнослужители.

Вернувшуюся икону торжественно внесли в обитель и установили в Успенском соборе, рядом с временным «алтарем», у северной стены. Спустя годы, при наместнике Арсении, близ места встречи чудотворного образа Божией Матери был поставлен большой памятный крест, который и сегодня высится перед вратами возведенного деревянного скита Всех Святых.

С тех пор многие больные после усердной молитвы перед иконой Святогорской Богородицы получили исцеление от различных недугов. Молясь и помазываясь маслом от лампады, горящей перед ней, они выздоравливали. Вскоре чудотворный образ покрылся множеством золотых и серебряных подвесок, свидетельствующих о совершившихся чудесах и милости Царицы Небесной к грешному человеческому роду: немало верующих, получивших помощь от Матери Божией, в знак благодарности «дарят» Ее образу разные драгоценные приношения: кресты, кольца, серьги, бусы, монеты, цепочки и прочее. Со временем для чудотворной иконы, уже при новом Святогорском наместнике Арсении, его стараниями и заботами, в монастырской мастерской трудом и умением мастеров-резчиков под началом отца Агафангела (Пантелеева) была изготовлена особая резная деревянная сень, а московскими ювелирами отлита драгоценная сребро-позлащенная риза.

К концу 1994 года число святогорской братии, пришедшей в возрожденную обитель, достигало 30 человек.

20 января 1995 г., по благословению митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана), епископ Алипий, к этому времени уже возглавлявший Горловско-Славянскую кафедру, назначил с возведением в сан игумена и вручением жезла нового наместника монастыря – благочинного иеромонаха Арсения (Яковенко). С этого времени, благодаря решительному и неутомимому отцу наместнику, с помощью умножившегося братства и усердием благотворителей, началось деятельное возрождение Святых Гор. Спустя три месяца после возведения отца Арсения в сан игумена состоялось его возведение в сан архимандрита.

Первым объектом реставрации нового наместника явился Свято-Успенский собор – украшение обители. Начало этого важнейшего для монастыря события было положено 16 июня 1995 года. Бригада рабочих, нанятая по благословению отца наместника, архимандрита Арсения, принялась за дело профессионально, производя демонтаж внутренних железобетонных перекрытий, уродливо заполнявших великолепное пространство Успенского храма.

Необходимо сказать, что демонтажные работы происходили с большими трудностями и немалым напряжением физических сил. Помимо профессиональных рабочих в храме трудилось множество добровольцев из паломников. Чувствуя сердцем богоугодность совершавшегося события, они с сильным воодушевлением и радостью помогали неутомимой братии восстанавливать храм. Объединившись в большую семью, верующий народ, совместно с братией и рабочими, освобождал свою святыню от многолетнего плена: он разбирал и выламывал чуждые изящной церковной архитектуре кирпичные стены, бетонные полы, потолки и перекрытия, деревянные пристройки, подсобные помещения и прочие внутренние застройки, привнесенные в Успенский собор безбожной рукой. Отбойные молотки работали непрестанно, сверкала электросварка, раздавались удары молотов и стук падающих камней. Шум, скрежет, визг металла, грохот дробящегося бетона и кирпичей смешивались с человеческими голосами. Братия и паломники, словно трудолюбивые муравьи, не знающие усталости, с утра и до вечера разбирали груды битого кирпича и бетона, обломки старой выкорчеванной древесины, куски железной арматуры и ржавых отопительных труб и по цепочке, из рук в руки передавали на двор этот тяжеловесный мусор, который тут же сортировался, чтобы ненужное затем вывезти большегрузными машинами, а еще пригодные в деле материалы сложить отдельно.

На начальном этапе реставрации не обошлось без сюрпризов. Рабочие, разбиравшие стены внутри храма, в толщине штукатурки обнаружили замурованное письмо – так называемое «послание потомкам», – в котором оказался перечень имен горе-«строителей», принимавших участие в перестройке храма под театр. Надо полагать, что сохраненные «для истории» имена были лишь тех, кто более всего проявил себя в деле: это начальствующие, художники, мастера. Фамилии рядовых строителей в список вряд ли попали.

Письмо это, написанное на широком белом листе синими чернилами, оказалось завернуто в желто-серую, грубую бумагу и вложено в бутылку. Дата, стоящая на письме, указывала время окончания работ: полтора года спустя после смерти «вождя» – и относилась к началу хрущевского правления, хотя сами работы были начаты, очевидно, еще в сталинский период. Удивляет здесь то, что власти, невзирая на разруху и непреодоленную послевоенную бедность, даже нищету народа, нашли-таки возможность выделить на капитальную перестройку Успенского храма огромные по тем временам средства. И собор стал «театром». Вот содержание этого печального документа, найденного в стене:

«Письмо 1954 года. Октябрь м-ц. Лепные изделия, изготовленные местными мастерами-лепщиками для театра, уроженцами поселка Банное, Славянского района Сталинской области:

1. Лазуренко Михаил Гаврилович. 2. Лазуренко Александр Гаврилович. 3. Лазуренко Гавриил Андреевич. 4. Коломиченко Иван Трофимович. 5. Лазуренко Михаил Алексеевич. 6. Наливайко Анна Ивановна.

Установлена лепка штукатурами, местными, поселка Банное и села Богородичное:

1. Горбасенко Антон Митрофанович. 2. Гонтаренко Федор Власович. 3. Гусак Трофим Остапович. 4. Власенко Леонид Конович. 5. Резниченко Александр Данилович. 6. Невара Петр.

Театр восстановлен после разрушения во время войны 1941-1945 годов. Театр сделан из бывшего собора Святогорского монастыря. Начальник стройучастка – Дегтев Григорий Ефремович, десятник – Вольвак Григорий Петрович, инжененр от Ц. Д. Отдыха по приемке работ – Чудинов Виктор Николаевич. Центральный Дом Отдыха имени Артема. 1954 год».

Могли ли представить себе те, кто адресовал свою весточку будущим поколениям, что через 42 года она уже не сможет вызвать одобрения их «заслуг»? Время многое изменило, и, прежде всего, изменились сами сердца человеческие.

Когда вся предварительная работа подошла к концу и уже ничего не мешало оглядеть освобожденное пространство, то многих не оставляло устойчивое ощущение того, что храм словно очнулся от тяжкого сна и будто ожил. Истерзанный и повсеместно израненный, он, тем не менее, свободно и радостно задышал в своем вдруг открывшемся величии.

Участники, очевидцы этих благих трудов отмечали, что в те далекие уже времена, освобождая главный храм обители от поругания, они ощущали на себе особую помощь Божию, которая укрепляла их благодатью и вдохновляла на совершение святого дела. Несмотря на переутомление, недосыпание, нередко катастрофические условия работы, когда густая бетонная пыль, окрашивая в сизо-молочный цвет сам воздух, въедалась в газа и легкие бескорыстных тружеников, разодранные до крови водянки на руках – многим в ту пору не хватало защитных строительных перчаток, а также платков, помогавших отфильтровывать для дыхания воздух, – несмотря на бытовые трудности и неудобства с душевыми, ночлегом, питанием, медицинской помощью – несмотря на все это, какая-то чистая, окрыляющая радость и искренняя, горячая любовь к Божиему храму присутствовала тогда в сердцах восстановителей собора. наместник обители архимандрит Арсений, братия, верующий церковный народ, не жалея ни сил, ни времени, совершали то Божие дело, которое было направлено на воскрешение духовной святыни Святогорья. Господь, желая помочь воскрешению монастыря, посылал для него жертвователей. Так, в летописной истории обители тех лет, от 13 сентября 1995 года, можно встретить первые записи, повествующие о том, что для ремонтных работ внутри и снаружи собора благотворителями был пожертвован строительный материал. «К вечеру, – лаконично сообщал летописец, – привезли 10 тонн алебастра». А 6 октября того же года в той же Летописи записано, что отец наместник привез от благодетелей «мрамор и гранит на пол собора, дуб – на двери и трубы – на отопление, и, кроме того, перечислена крупная денежная сумма на счет обители». Благотворили в те годы монастырю многие добродетельные и подчас довольно состоятельные люди, их образ благотворений и вкладов в возрождающую обитель являл собой многообразие и носил как явный, так и тайный характер. Но особенно была велика помощь со стороны рабов Божиих Виктора Леонидовича Нусенкиса, Президента СП ООО концерна «Энерго», и Гендиректора концерна Георгия Самсоновича Онищенко. Строительные материалы, рабочая техника, реставрационные проекты, высококвалифицированные специалисты, бригады рабочих, энергозатраты, связанные со строительством, прекрасная церковная утварь, колокола и прочие дорогостоящие, но необходимые при восстановлении храма расходы – все это требовало жертвенных материальных вложений, которые во славу Божию и совершали В. Л. Нусенкис и Г. С. Онищенко.

В течение лета-осени 1995 года были разобраны внутренние перекрытия и кинобудка, построенная в советское время.

Однако не все оказались готовы разделить радость возрождения главного храма монастыря. К большому сожалению, нашлись должностные лица, чиновники от архитектуры, которые принялись навязывать мнения относительно того, как, с их точки зрения, следует восстанавливать и как именно украшать собор.

Реализуя свои профессиональные амбиции, некоторые из таких начальствующих попросту мешали отцу наместнику исполнять свои обязанности и благословение правящего архиерея. Оспаривая, запрещая и мешая, чиновники создавали большие трудности в деле поднятия святыни из руин и украшения ее так, как некогда строили ее и благоукрашали преподобные Отцы Святогорские, и так, как этого требовало от отца Арсения настоящее время.

Все то время пока шли реставрационные работы в Успенском соборе литургии и вечерние богослужения совершались в пещерной церкви преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Подобно служению древних иноков, положивших начало Святогорской обители жительством в пещерах, или семени, вложенному в недра земли, которое тайно готовит первые ростки и цветы – будущее благолепие святой обители, – таково было служение и молитва братии в этом пещерном храме. Чудотворный же образ Владычицы Богородицы, именуемый Святогорским, в это время находился в скромном правом отделении пещерника, где утром служились полунощница и молебны, а вечером – монашеское правило.

С 1995 года в обитель все больше и больше стало приходить молодых и зрелых годами верующих людей, из которых постепенно начала составляться и увеличиваться братия, возрождалась красота монастырского богослужения, реставрировались храмы. Однако процесс возвращения зданий обители происходил очень трудно. Практически все братия монастыря жили в 90-е годы в рассеянии по различным небольшим корпусам, находившимся к тому же в аварийном состоянии. Были и такие, которые на заре реставрационных работ умудрялись поселиться даже в кинобудке, пристроенной в советские годы к западной стене Успенского собора. Корпуса, где в свое время размещались монастырские трапезные, братские жилые корпуса, гостиницы для паломников, некоторые храмы и прочее, – все это, как мы уже говорили, находилось в ведении санатория «Святые Горы» (раньше «Санаторий имени Артема») и частично – в ведении Славяногорского историко-архитектурного заповедника.

Отец наместник неоднократно обращался к районной и областной администрациям с просьбой передать монастырю то, что ему принадлежало ранее, что было построено монастырскими силами на средства благотворителей и паломников в прежние века. Каждый раз власти отвечали многочисленными обещаниями, но вопрос явно тормозился и оставался не решенным.

Важное как для монастыря, так и для всей Украины событие произошло 24 августа 1995 года. Украинской Православной Церковью был причислен к лику святых преподобный Иоанн Затворник, Святогорский Чудотворец. Прославление преподобного возглавил Высокопреосвященнейший Ириней, архиепископ Днепропетровский и Криворожский, в сослужении Преосвященнейшего Алипия, епископа Горловского и Славянского. На торжестве в Успенском соборе Святогорского монастыря присутствовали 100 человек духовенства, около 7000 богомольцев – цифра немалая для новооткрытого монастыря, расположенного вдали от больших городов.

Мощи преподобного Иоанна Затворника милостью Божией обретены Преосвященнейшим епископом Алипием еще в бытность его архимандритом и благочинным 13 Краснолиманского округа. Произошло обретение 5 мая 1989 г.

В этот день были подняты честная глава преподобного, медный литой крест, которым его мать благословляла на монашество, деревянный постригальный крест, кожаные сандалии, цепь от креста, висевшего на груди, и надгробная дщица. Некоторое время эти святыни хранились у епископа Алипия. В 1993 г. они были переданы им новооткрытому Святогорскому монастырю.

21 мая 1996 года, на праздник преподобного Арсения Великого, в храме святителя Николая на меловой скале состоялась первая литургия. Маленький пещерный храм преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, где до этого дня совершались монастырские богослужения, уже не мог вместить всех приезжавших в обитель паломников, и с этого времени небольшая церковь святителя Николая, несмотря на трудность к ней доступа, приютила в своих стенах братию обители и стала временным центром монастырской жизни.

За 13 дней до праздника Покрова Божией Матери обители была передана Свято-Покровская церковь. Размещавшуюся в ней санаторскую библиотеку за один день вынесла и перевезла монастырская братия. В течение двух недель шла неустанная работа по подготовке храма к его престольному празднику. Вот как рука святогорского летописца запечатлела это событие: «1 октября, вторник, Свт. Евмения. Все произошло тихо, безлично: во II-й половине дня братия и рабочие стали выносить книги и шкафы со стульями и пр. из Покровской церкви, а это значит, что храм передан обители. Вынос продолжался до 21 ч. И почти все было вынесено». 2-го октября в духе радости и благодарности Господу Летопись отмечала единодушное воодушевление у насельников монастыря: «После полунощницы был отслужен благодарственный молебен по случаю передачи Покровского храма. Трудно передать настроение братии. Слава Богу! Слава Богу! Слава Богу! И Пречистой, и угодникам Божиим – нашим покровителям. Отец наместник выехал в Москву – осматривать колокола. Сегодня уже рабочие стали ломать перегородки в храме. Служить в нем будут на Покров».

Всенощное бдение и литургию в престольный день Покрова Богородицы в обновленном храме возглавил Преосвященнейший епископ Алипий. «За литургией, — продолжал Летописец, – вся братия причастилась св. Христовых Тайн, также причащалось много из приехавших богомольцев. Праздничное богослужение закончилось торжественным крестным ходом вокруг покровского храма. День выдался солнечный, и настрой духа, несмотря на физическую усталость от трудов последних дней, все же светло-праздничный, даже, скажем без преувеличения, пасхальный».

Благодаря помощи благотворителей, в 1997 году в обители вновь от великих до малых зазвонили колокола – всего 17 колоколов. Самый массивный из них, названный Игуменским, – имеет вес более 6 тонн, другие поменьше – 4 тонны, 2 тонны и 1 тонну. Монастырскими звонарями освоены мелодии 25 звонов. Со временем Покровский храм украсился также прекрасным синим с золотыми звездами куполом, новым иконостасом и многими иконами.

11 июня 1997 года в Киеве состоялось заседание Священного Синода по поводу ухода Преосвященнейшего епископа Алипия за штат (по состоянию здоровья). Управляющим Горловской и Славянской епархией, священноархимандритом Святогорской обители стал Высокопреосвященнейший Иларион, архиепископ Донецкий и Мариупольский (с 2001 г. – митрополит). Забота о нуждах и обеспечении обители, служение и слово архипастырского назидания в праздничные дни скоро снискали новому священноархимандриту обители уважение как монашеской братии, так и многочисленных паломников.

В 1998 году Святогорскую обитель впервые посетил Блаженнейший митрополит Киевский Владимир. Он прибыл в сопровождении правящего Владыки Высокопреосвященнейшего Илариона, архиепископа Горловского и Славянского, Высокопреосвященнейшего Агафангела, митрополита Одесского и Измаильского, и Преосвященнейшего Павла, епископа Вышгородского. Высокие гости совершили молитвенное поклонение святыням обители и в Свято-Покровском храме слушали молебен преподобному Иоанну Затворнику Святогорскому.

Какое впечатление произвела Святогорская обитель на посетивших ее архиереев, говорит тот факт, что на ближайшем заседании Священного Синода УПЦ был затронут вопрос о присвоении ей титула Лавры. Причем желание это впервые высказано не правящим Владыкой, а другими архиереями УПЦ. Мнение их поддержали, но с условием – титул Лавры будет дан только тогда, когда передадут монастырю все отобранные здания, поскольку назвать Лаврой одни только храмы без корпусов не особо своевременно и созвучно.

Надо заметить, что до революции, хотя у монастыря и не было титула Лавры, однако донское и слободское украинское казачество называло Святогорскую обитель «Казачьей Лаврой». Титул Лавры – это почетное звание, которое дается монастырю за духовные и патриотические заслуги перед Церковью и Отечеством. Святые Горы были славны своей духовностью и патриотической службой с древнейших времен, а сейчас в регионе Слободской Украины они являются самым значительным духовным центром и привлекают тысячи богомольцев со всей Святой Руси.

Господь, не оставляющий Своим Божественным Промыслом Святых Гор, положил на сердце многих людей ревновать о славе Святогорской обители. Дорогим благотворителем для братии Святогорского монастыря стал премьер-министр Украины Виктор Федорович Янукович. В его бытность главой Донецкой облгосадминистрации многие проблемы святой обители нашли достойное разрешение. Вместе с ним вся областная администрация, руководители предприятий области откликнулись на просьбы братии о помощи в деле восстановления дорогой народному сердцу святыни.

Помощь администрации, внимание правящего архиерея Владыки Илариона к нуждам монастыря, любовь народа Божия, деятельное стремление братии видеть свою мать-обитель процветающей – на глазах у всех сотворили чудо воскресения Святогорской Свято-Успенской обители.

В 2000 году монастырю были переданы пещерные храмы преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, преподобного Алексия, человека Божия, и Рождества святого Иоанна Крестителя, находившиеся в ведении Славяногорского историко-архитектурного заповедника. С этого времени пещеры, издревле почитаемые в обители как святыня, открыты для многочисленных паломников.

Братия Святогорской обители, радуясь восстановленной справедливости, расчистила стены возвращенных пещер от надписей советского периода. Пещерный ход украсился многими иконами, подсвечниками, вырубленными в мелу крестами и нишами для лампад.

1995-2000 годы, когда в Успенском соборе производились основные дорогостоящие работы, – были экономически кризисными и, с материальной точки зрения, крайне тяжелыми годами на Украине, годами общенародной бедности и нищеты. Однако сила Божия, как известно, совершается в немощи. Именно в эту пору Господь через Своих жертвователей и благодетелей посылал Святогорской обители средства и помощь к ее восстановлению. Поэтому различные помехи, тормозившие реставрацию храма, воспринимались в качестве болезненных и нежелательных явлений. Прибегая к запретительным мерам, чиновники, от которых зависело «одобрение» или «неодобрение» деталей реставрации «памятника архитектуры», к каким относится Успенский собор, нередко затягивали, а то и вовсе приостанавливали строительные работы.

Однако кто может противиться воли Божией?! Все запретительные меры, создаваемые должностными лицами, носили временный характер, все возвращалось на круги своя, и возрождение Успенской святыни продолжалось.

В июле 1999 года предпринятые труды увенчались успехом: реставрация храма близилась к концу и к всеобщей радости насельников обители завершилась в срок и под покровом Царицы Небесной. В последние недели, предшествующие празднику Святогорской иконы Божией Матери, торжественно празднующемуся 30 июля, наместник архимандрит Арсений совместно с братией, рабочие и добродетельные богомольцы предпринимали титанические усилия для окончания работ в соборе. И это не считая всего того, что совершалось в те же самые дни, параллельно и одновременно с другими делами: ежедневные – утренние и вечерние – бдения, престольные и общецерковные праздники; решение проблем внутренней жизни братии; стройки на прочих монастырских объектах; недоразумения среди паломников и происшествия, связанные с деятельностью нецерковных мирян, которые в течение всего дня, порой пьяные и неприлично одетые (вернее, раздетые), не уставали любопытствовать, «как там живет монастырь»; скандальные дневные и ночные «праздники», отмечающиеся на противоположном берегу Донца и заглушающие утренние и вечерние богослужения, а также препятствующие ночным молениям и отдыху дикими воплями купающихся и тем страшным «музыкальным» грохотом, что многократно усиливался колонками, выставленными в сторону обители с левого берега реки, из ночных ресторанов и баров; официальные (и неофициальные, но от этого не менее важные) встречи с чиновниками, группами приезжих богомольцев, благотворителями; совещания, на которых остро стояли вопросы о судьбах монастырских корпусов для братии; поездки в различные города Донецкой области, в Россию и прочие неотложные дела, тянущиеся нескончаемой вереницей в обители и за ее пределами. Участие во всех этих событиях требовало от отца наместника, его братии огромных затрат: сил, времени, человеческого терпения и просто элементарного здоровья.


[1] Епископ Алипий (Погребняк) – в миру Василий Семенович Погребняк. Род. 21.06. 1945 г. в с. Малиевка Боровского р-на Харьковской обл. В 1966-1970 гг. учился в МДС.  В 1968 г. принял постриг в Троице-Сергиевой Лавре, в сан иеродиакона рукоположен ректором МДС, Владыкой Филаретом (Вахромеевым), в 1970 г. Владыкой Платоном (Лобанковым) – во иеромонаха. В 1970-1974 гг. учился в МДА, которую окончил со степенью кандидата богословия. 6.10.1991 г. хиротонизирован в епископа Донецкого и Славянского. 22.01.1992 г. отказался подписать обращение Собора УПЦ к Патриарху Московскому и всей Руси Алексию II с просьбой о предоставлении автокефалии Украинской Церкви. 23.01.1992 г. митр. Киевским Филаретом (Денисенком, впоследствии анафематствован) отстранен от управления Донецко-Славянской епархией. С мая 1992 г., когда на расширенном заседании Священного Синода РПЦ, проходившего в Москве 7.05.1992 г. и признавшего наложенные митр. Филаретом прещения на архиереев, клириков и мирян «незаконными и недействительными», – Владыка Алипий вновь управляющий Донецко-Славянской епархией. 8.12.1992 г. решением Священного Синода УПЦ под председательством митр. Киевского Владимира (Сабодана) по собственному прошению был почислен на покой. 29.07.1994 г. назначен епископом Горловским и Славянским. С 3.05. по 12.09.1994 г. временно управлял Донецкой епархией. 11.06.1997 г. почислен на покой по болезни, принял схиму.

[2] Архимандрит Серафим (Лаврик) – в миру Николай Иванович Лаврик. Род. 4.03.1953 г. в с. Хрестище Славянского р-на Донецкой обл. 22.08.1990 г. рукоположен во диаконы, 23.08. того же года – в сан священника. Согласно указу за № 101 от 1.06.1992 г., подписанному Владыкой Алипием (Погребняком), 1 июня 1992 г. зачислен в Святогорский мужской монастырь, хотя фактически поступил в обитель полтора месяца спустя, 14.07.1992 года. Такая задержка была вызвана естественными причинами, так как для о.Николая не имелось подготовленного места для поселения. 23.08.1992 г. пострижен в монашество с именем Серафим в честь прп. Серафима Саровского. С 1.06. до 25.10. 1992 г. – исполняющий обязанности наместника Святогорской обители, с 25.10.1992 г. до 19.01.1995 г. – первый наместник обители во Святых Горах. С января 1995 г. до настоящего времени несет послушание духовника паломников монастыря.

посетило (1710) человек